Через Индийский океан, рассекая волны с Silversea

Фото: Константин Исааков

(Продолжение. Начало – здесь)

«Чем славится индийская культура?» – когда-то риторически вопрошал Высоцкий. И давал столь же риторический ответ. Тот уровень индийской культуры я освоил еще в детстве. А вот в самой Индии до недавних пор не бывал.

И чуть было не упустил эту возможность в своем путешествии с Silver Muse. Все из-за суеты и спешки при сборах в круиз. И, что уж скромничать, из-за собственного легкомыслия. Расслабленный четкостью и оперативностью работы сайта консульства Омана (электронную визу мне прислали на почту меньше чем через три часа после подачи заявки), я решил: ну, индийскую визу оформлю уже на борту – благо, wi-fi в плавании гарантирован. Высаживаться и отправляться на заранее оформленную экскурсию в Мумбаи предстояло аж через день после отбытия из Омана.

Принимая мой пакет документов, молодой человек на столиком в Оманском морском порту (представитель регистрирующей службы Silver Muse) посмотрел на меня с интересом: «Как? У вас нет индийской визы и всех остальных в портах по пути – Шри-Ланки, Мьянмы, Таиланда, Малайзии, Сингапура? Ну, с остальными-то вы успеете – 17 дней нам плавать. Но Индия свою онлайн-визу подтверждает в течение трех дней, а в Мумбаи останавливаемся уже послезавтра. Мы, конечно, постараемся вам помочь, но…»

Можете себе представить, как я расстроился! Только-только расположившись в своей роскошной каюте, залпом выпив два бокала welcome шампанского, я с помощью смуглого и галантного батлера подключил свой ноут к интернету, заглянул на сайт индийских консульских служб, забил нужную информацию, перечислил оплату – и обругал себя последними словами, удостоверившись: срок оформления – три дня.

А это значит, что мимо Мумбаи (который вообще-то тот самый «Бомбей, город контрастов», с детства памятный по телерепортажам Фарида Сейфуль-Мулюкова) я «пролетаю»: то бишь, наоборот, сижу себе спокойно на палубе и гляжу на загадочный город в дымке. Визу получу только по прибытии в Кочин, второй индийский порт на пути Silver Muse.

С потерей, в общем, почти смирился, мумбайскую экскурсию отменил. Но горестная мысль о том, какой же я охламон, не оставляла меня в эти первые два дня пути ни за легким завтраком в основном ресторане La Terrazza, ни за обедом в Atlantide (тартар с черной икрой, пряный фасолевый суп, стейк размером с коровье бедро).

И лишь ужин под джаз в уютном Silver Note меня немного расслабил.

Проснулся я по московскому времени в 5.00. Но в Мумбайском порту, который заглянул ко мне в каюту, как только я раскрыл шторы, было уже 8.30.

Привычно (уже не впервые же!) позавтракав в La Terrazza («Вы хотите сок манго? На общей раздаче у нас его нет, но мы можем каждое утро приносить вам именно сок манго!»), прошелся по палубам – хоть на расстоянии поснимать все это прибрежное бомбейство. Второй город страны, лицо аутентичной Индии глядел в объектив моей фотокамеры, казалось, с немым укором.

Вернувшись, однако, по пустоватым коридорам (мои сокруизники уже все были на суше) в свою каюту, я еще на пороге услышал телефонный звонок. Снял трубку. «Господин Исааков, где вы? Спускайтесь, проходите иммиграционный контроль».

Ладно, думаю, пройду — что там у них требуется, и вернусь к себе на борт.

И тут прямо у трапа мне вручают распечатку индийской электронной визы! Она действительна с сегодняшнего дня и на два въезда!

Мне можно в город? «Конечно, сэр».

Это я не придал значения словам сотрудника Silver Muse «Мы постараемся вам помочь». А они-то, организаторы моего плавания, вовсе даже не сквозь пальцы просмотрели на эту мою проблему. То была самая первая ситуация в круизе, когда я, на своей, что называется, шкуре, убедился: здесь пассажира окружают заботой не на словах, а на деле.

Оставалось решить, как же мне теперь посмотреть этот Бомбей-Мамбаи: экскурсию за $69 я накануне, если помните, сгоряча отменил. Да и уехали уже все автобусы с гидами и экукурсантами.

Долго размышлять мне, впрочем, не пришлось: прямо у выхода из пограничной зоны кучкой стояли местные таксисты – один другого улыбчивее. Сторговался на том, за три часа мне покажут основные красоты Мумбая. Самый улыбчивый из улыбчивых, пожилой Джонни просил поначалу 3 тысячи рупий, но договорились мы с ним на две (примерно $33). Вскоре, впрочем, выяснилось, что Джонни – посредник-зазывала: на выходе он передал меня из рук в руки щекастому и черноглазому Иршаду.

И мы поехали.

Вот я и в Бомбее! Кстати, этот большущий, бесконечно подвижный в режиме непрерывного броуновского движения город местные жители (в лице, в частноости, подтвердившего это мне Иршада) по-прежнему так и называют — Бомбеем.

Машины, скажу я вам, тут едут, куда хотят и как хотят. Правил и разметки вроде как и не существует: кто смел, тот и юркнет, куда ему надо. Пешеходы при ходят тоже, как хотят – в том числе и по проезжей части.

Видели бы вы, как мой водитель переводил меня через дорогу к мумбайскому базару: в Москве нас раза четыре уже успели бы сбить.

Базар, кстати, как всякий восточный рынок, впечатлял, в первую очередь, лицами и сюжетами, а уже потом — товарами и продуктами. Впрочем, возможно, это только мое, мой взгляд… на базар.

Свою миссию Иршад, надо сказать, выполнял добросовестно: у каждого примечательного объекта он парковался и, вытянув указующий перст, говорил: «Иди – фотографируй. Я подожду». В этом и заключалась его экскурсия. Я, понятное дело, простил это Иршаду – он же не совсем гид. А Мумбаи надо бы увидеть еще разок – по-настоящему.

А у некоторых я задерживался (или просил Иршада притормозить) сам.

Пока же, для первого взгляда, я доволен увиденной картинкой: колониальной архитектурой, мощными баньянами на набережной, птичками-цветочками в Ботаническом саду.

А главное, яркими, с незамутненной чувственностью лицами.

Но еще и пышностью сувенирных бутиков, куда меня чуть ли не насильно затолкал мой «гид» (наверняка ведь «на проценте»: а вдруг я соблазнюсь этими красотами и что-нибудь куплю).

Что меня особенно при этом удивило, ведь наслышан я уже был об индийских городах, так это чистота мумбайских улиц. Город очень чистый.

Огромный, беспорядочный, эклектичный Бомбей-Мумбай чем-то напомнил мне Гавану, где так же все намешано-перемешано: местный дух с застарелым колонизаторским лоском, красота с эклектикой. Но Гавана, она все же местами свалочная. «Да, у нас тут хорошо убирать улицы стали в последние годы», – с гордостью подтвердил мне таксист.

Напоследок, правда, Иршад попытался меня маленько обжулить (на Востоке всегда держите ухо востро) – прошло всего-то два часа, а он мне, сверкая своим детским черным взглядом, заявляет: ну что, в порт? Э, нет, говорю, с Джонни я договаривался о трех часах и, интонационно подчеркиваю, о двух тысячах рупий. Черный взор моего визави стремительно тускнеет. «Как? Не наоборот: два часа и три тысячи?» – он, смотрю, уже чуть ли не плачет. Был бы Иршад девушкой, махнул бы я рукой – не переношу женских слез. Но тут решил проявить твердость духа.

Вышел мой водила из машины, о чем-то нервно пообщался по мобильнику с Джонни. Вернулся хмурый. Но покатал по улицам еще часок. За две тысячи рупий.

Прелести индийской экологии я еще рассмотрю. Они начались уже через день, поутру, на воде: мы только-только подплывали к Кочину, а Индийский океан резко изменился. Из голубовато-бирюзового он стал мутно зеленым, а попросту зацвел.

И в порту, вдоль эстакады, по которой наш экскурсионный автобус выехал в сторону главного города популярного у туристов штата Керала, омывали кромку берега волны самых разных оттенков болотистости.

А потом даже у причала фешенебельного Brunton Boatyard Hotel, куда нас привезли перекусить и посмотреть довольно динамичное танцевальное представление (смесь национальной хореографии и боевых искусств), гребцу у берега было явно непросто выбраться из «зеленого плена».

Кочин очень, на мой взгляд, контрастирует с Мамбаи: много бедных, убогих жилищ, свалки и помойки вдоль дорог. В городских автобусах — окна не застеклены: простой люд обьеспечивать кондиционированной прохладой — дорогое удовольствие, а так хоть какая прохлада.

Но много красивых — с этой специфической индийской отрешенной страстностью — лиц.

А еще почти у каждого дома на берегу – странные такие конструкции: запутанное на «непросвещенный взгляд» соединение рычагов, жердей и грузов с большой сетью.

«Мы тут так ловим рыбу», – объяснил застенчивый рыбак Пеппин, на «показательные выступления» к которому прибыла несколькими минутами ранее наша группа экскурсантов. За ночь, добавил он, можно до 40 килограммов наловить.

Рыбы у болотистых берегов Кочина – вдоволь, и именно ее тут, в основном, едят бедняки: да-да, рыбную похлебку на завтрак, на обед и на ужин.

«Кроме нас, вегетарианцев», – уточнила с нажимом наш гид, и все сразу уразумели, что ее профессия, как, впрочем, и вегетарианство как таковое, маркирует принадлежность к местной аристократии.

Вообще-то визит в Кочин оставил у меня ощущение недосказанности: будто что-то важное нам так и не показали. Ведь это главный город штата Керала, куда индийские туроператоры и их иностранные коллеги сзывают путешественников со всего мира. Но Кочин как-то особо не удивил: одно-двухэтажные облезлые строения, включая здания городских служб.

Архитектурно примечательны разве что христианские (и некоторые других конфессий) храмы – наследие англичан. Нам показали католический Храм святого Франциска. Внутри снимать не разрешили, да и особо нечего там. Но вокруг него и район дорогой, престижный – особнячки в викторианском стиле.

Напоследок нас отвезли в еврейский квартал, который оказался сплошь торговым и не совсем еврейским.

Правда, с одной достопримечательностью — синагогой весьма скромного вида, но, как нам сказали, очень исторической.

Возвращаясь мимо еврейских торговых лавочек и магазинчиков к автобусу, я обнаружил довольно необычный вполне себе туробъект, на который гид наше внимание почему-то не сфокусировал: этакое соединение отеля и музея Ginger House. Здесь было красиво и здесь была Индия – даже без еврейского «акцента».

Но больше ничего сугубо индийского нам в Керале не показали. Хотя экскурсия и называлась «Старинные сокровища и исторические места Кочина». В общем, в Индию, увиденную мною пока вполглаза, надо непременно вернуться.

Впрочем, настоящую Индию я рассмотрел уже вскоре, на следующей стоянке – в Шри-Ланке. И наконец ощутил себя в большом буддистском городе. Это был Коломбо. Да, в нем есть и помойки на улицах бедных районов.

И – в противоположность им – эклетика даун-тауна, которую снимать мне было неинтересно. Но буддизм – с его отрешенностью и искренностью, с его загадочностью и открытостью – присутствует тут повсюду.

Впрочем, совсем уж «буддистский буддизм» я через несколько дней увижу в Мьянме. Но об этом позже.

А пока мы в одном из старых районов Коломбо, в восхитительном буддистском храме Келанийя.

Здесь гипнотизируют своей нежной красотой фрески.

Здесь величественны, но не подавляют величием скульптуры Будды.

Здесь умиротворенные лица монахов в оранжевом.

На входе нас попросили снять обувь и идти босиком не только по помещениям, но по открытой (чистой) территории храма. Выдали по 6 ароматических палочек и по мисочке с цветами.

Палочки мы потом подожгли и установили в песок, цветы поднесли к статуе Лежащего Будды.

И еще каждому из нас вручили по свечке, фитилек которой надо было не просто зажечь от чьей-то соседской, а именно что зажечь с любовью. Мой зажегся не сразу, но зато потом как разгорелся! Не решился я спросить у монаха, что это означает.

А на прощание красивые люди в оранжевых одеждах спели нам что-то протяжное. И повязали каждому на правую руку по белой веревочке: она, как пообещали, послужит нам оберегом в ближайшие 6-7 дней. От чего она меня оберегла – не знаю. Но, как видно, оберегла все же.

В Национальном музее Лаксала поразили меня даже не многочисленные скульптуры – Будда, Шива. И не маски, не украшения, хотя тоже были хороши.

А замечательная буддистская живопись. На одной картине я даже разглядел (или нафантазировал) фигуру, будто сбежавшую сюда, за тридевять земель, с полотен Босха.

… Проехав по улицам этого яркого города, мимо аллей Ботанического сада и набережной, мы полюбовались парками и набережной.

На прощанье гид спел нам что-то народное — веселое и протяжное.

И мы подкатили прямо к трапу нашей Silver Muse: в порту Коломбо не требуется проходить паспортный контроль – ни туда, ни обратно. Еще один приятный сюрприз от Silversea: упрощенная групповая схема оформления виз на борту круизного судна.

Что ж, за это стоит выпить шампанского на веранде. И полюбоваться закатом над океаном.

Держим путь к Янгону.

Фото автора

(Продолжение следует)

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.